Tags: Истории посудной лавочки

Кулак добра

Временно выношу из комментов ногами вперед,

несмотря на порядок анонимного комментирования постов:

"Вы, Полина Алексеевна Копылова, - русская и петербурженка (даже не верится, что мы с Вами родились в одном городе), в настоящее время - финская гражданка и руководитель службы по связям с общественностью Финляндской ассоциации русскоязычных обществ (ФАРО). Почитав, послушав и посмотрев Ваши интервью, которые Вы, пользуясь своим положением, в последнее время раздавали направо и налево финским и русским СМИ, сначала я думала, что Вы старательно отрабатываете свой недавно полученный финский паспорт. Ведь в них – ни слова правды о положении русских в Финляндии и всегда – робкое (по-фински) одобрение действий финских властей по отношению к Вашим соотечественникам. Таких, как Вы, во всех странах и во все времена презирали и называли коллаборационистами. Неужели Вы думаете, что мы, русские, много лет проживающие в Финляндии, не владеем финским, не слушаем и не смотрим финское радио и TV?
Однако я была наивна: из Вашего VK следует, что причиной таких интервью является не финский паспорт (у меня он тоже есть), не страх и не Ваше положение в ФАРО (кстати, никому из русских в этой стране она ни разу конкретно не помогла). У Вас, милочка, болезненная жажда известности; но Вам мало “третьей власти”, Вы метите выше – в настоящую власть, т.е. в Финский парламент и потому усердно занимаетесь самопиаром. Вам нужна известность и положительный имидж; но не у нас, у финских русских, которых Вы собираетесь “представлять”, а у финских властей и потому Вы готовы на всё и пустились, как говотится, во все тяжкие. О ДУШЕ подумайте! 

Своими комментариями Вы также дезинформируете и финский народ о реакции питерского населения на то, как с нами обращаются здесь в Финляндии. Если Вы не обладаете информацией, не можете или не хотите говорить правды, то хотя бы НЕ ЛГИТЕ! Вы же всё-таки “писатель”. Ах да, я забыла – сначала Вы журналист (представитель древнейшей известной профессии), а уж потом всё остальное."

Оставляю за собой право перенести этот комментарий в качестве иллюстрации в
ЭнцикопУдию попудярных понятий.
.
Кулак добра

Даже и не история, а штришок

Заглянув (редкий случай) на беспокойные просторы финского русскоязычного портала russian.fi, наткнулась на такой вот комментарий к подкасту русскоязычной дискуссионной радиопрограммы:

всё верно говорит финский журналист, совсем общество болено и безкультурно, особенно молодёжь, а социальная система рушит самое главное уважение детей к родителям и семье, поэтому и имеем то, что имеем. Куча необразованной безкультурной массы людей.

Застыла в невольном трепете перед целостностью восприятия мира и собственной личности у неизвестного автора.
АвтоОрфография и пунктуация сохранены в первозданном виде.
Прикурить не желаете?

Истории посудной лавочки. История №9

Живу, никого не трогаю, как говорится, не бываю, не состою, не участвую, и вдруг получаю в Facebook буквально следующее послание:

Забавно было ознакомиться с Вашим творчеством в последнем номере "Спектра". Мне импонирует сравнение со слоном. Я всё-таки профессиональный междуародный маркетолог, такой бренд меня устраивает. Вы, правда, увлеклись в приступе желтопресного бреда про День Святого Валентина и избирательный счёт, которого у меня вообще не было. Вобщем, я оценил Ваш журналистский шедевр и в неподписанном состоянии. Дешёвый ядовитый стиль ни с кем не перепутать, рефлекс вызывает рвотный. Нереспектабельно для профессионального журналиста.

Послание сие было подписано неким пользователем, однако пользователь этот свой профиль удалил - и я, конечно, не могу быть уверена, что писал именно он: профили, бывает, взламывают. Поэтому имени отправителя упоминать не буду. Но, как говорится, "а вот".
Однако прелесть-то в чем? Статья "(Интер)национальный парк", о которой шла речь, во-первых, являлась плодом коллективного труда, поэтому считать ее своей у меня полного морального права нет.
Но во-вторых будет еще лакомее. Вот пассаж из статьи, на который ссылается мой пристрастный читатель:

...заведомо отпадает улыбчивый кандидат, который стремится представлять «всех иммигрантов», а по ночам рассылает знакомым поздравления с Днем св. Валентина и просьбы пополнить, по возможности, его избирательный счет. Он ведет себя неуклюже, как слон.

Так вот, героем сего пассажа является баллотировавшийся в Парламент кандидат от партии Центра Мохамед Абдирахим Хуссейн, единственной ошибкой которого был чрезмерный энтузиазм. Этот энтузиазм я лично остудила, объяснив ему в частной беседе, что мой муж, например, был в сильном недоумении, услышав, что мне шлют по ночам смски.
Кандидат меня понял - но было уже поздно: кампанию себе он подпортил.
Смски до сих пор хранятся у меня в телефоне. И не только, я думаю, у меня.
И вот я удивляюсь - это как же надо себя любить, чтобы нелестный газетный пассаж принять на свой счет?
Удивительное подчас ближе, чесм кажется.
Кулак добра

По одежке встречаем, или возвращаясь к напечатанному

Светский репортаж, конечно, есть жанр неблагодарный и неблагородный по сути своей. Сперва репортер выдумывает, как бы кого обидеть, потом репортера пытаются обидеть, далее следует страшная мстя репортера - и по нарастающей. Выигрывает от всего этого, заметим, только репортер: тренирует взгляд на деталях, оттачивает слог, растит амбицию - и, глядишь, тискает роман, который, по сравнению с репортажами, есть уже веское историческое свидетельство. Пусть и в форме художественного произведения.
Но я не о том. Я о пословице, которой многие любят оправдывать свое небрежение внешним видом или, напротив, излишнее к нему внимание - проводят, мол, все равно по уму. Пословица, как и все старинное, заслуживает уважения, однако заметим себе, что возникла она в ту пору, когда одежда ни о чем не говорила, кроме богатства и сословного положения. Поэтому по одежке и встречали - либо хлебом да солью, либо пинком под зад. Если же продолжать следовать народной мудрости в наши дни, можно попасть впросак. Потому что в наше время одежда говорит о человеке открыто и внятно - и в основном о том, о чем он сам хотел бы умолчать. Одежда ничтоже сумняшеся выдает комплексы, ожидания, тайные идеалы, бытовые привычки, специфику образа жизни, дефекты воспитания, иллюзии, особенности внутреннего видения - и несовпадение оного с внешним обликом - вы еще рта не успели раскрыть, чтобы представиться, а уже все выболтали подсознанию окружающих вас людей. И они, конечно, будут с вами вежливо здороваться и спрашивать вас о том, о сем, но для себя они вас уже определили и вести себя с вами будут соответственно.
То есть, глядя на вашу одежку, встретят вас-таки по уму, который в этой самой одежке незаметно для вас проявился.
Говорить на языке одежды то, что хочется сказать, а не то, что вырывается невольно - можно. Стилисты для этого не нужны (они, собственно, учат врать на языке одежды, а вруна рано или поздно поймают с поличным). Нужна для этого наблюдательность, определенная смелость и некоторое количество времени - впрочем, как и для овладения любым другим языком.
И тогда, если вы оденете на дневной прием свободную тунику и прямые джинсы - вы сообщите своим видом только то, что у вас есть чувство меры. Все остальное будет толкованием и домыслыми окружающих.
Прикурить не желаете?

Истории посудной лавочки - таки № 8, судя по архивам

Узнала недавно о себе новое интересное: Полина Копылова, молодой своеобразный прозаик и поэт строит бюрократическую карьеру в Финляндии.
Впрочем, текст по той ссылке рекомендую, как наитипичнейший пример взаимо- и личных отношений с, к, и в целом.
Но я не о том, что для меня это общество стартовой площадкой являться не могло - ну была я уже готовый автор, когда я приехала, что тут поделать? Я также не о том, что сетевой ресурс, где статья опубликована, принадлежит автору, которому дали от ворот поворот ВСЕ финские русскоязычные издания, включая "Тайвас", публикующий пиэтесс в больших жемчугах - и самый ресурс был задуман, чтобы жаловаться на обиды и пригревать обиженных. И я вовсе не о том, что мне обидно называться бюрократом. Маяковскому было это обидно ("я не поэт, я чиновник"), а мне нет, потому что я - не Маяковский.
Про бюрократию - бюромантию - как род магического искусства - я потом.
Я, собственно, вот про что. Обижаться умеем мы все. Врать себе относительно своих обид мы тоже все умеем - в том смысле, на что именно мы обижаемся.
Большинство из нас обижается на неблагодарность и невнимание со стороны людей, чьего внимания мы, как нам кажется, заслуживаем. Когда это имеет определенный масштаб - например, лауреат премии Finlandia обижается на своего издателя - из ситуации можно извлекать уроки. Но когда олимпийские страсти кипят среди десятка человек, чье творческое честолюбие не досягает далее публикации ГДЕ УГОДНО... Делается грустно.
И мне значительно приятнее быть бюрократом - по крайней мере, отношение к бюрократу в обществе устоявшееся - в любом обществе - чем русскоязычным литератором. Ибо в качестве последнего всегда рискуешь оказаться жертвой какой-нибудь Геры, Афины или Персефоны с местного литературного Олимпа.
Прикурить не желаете?

Себе под нос...

...люди добрые (в отличие от меня), ну, узнаете вы себя, как вам кажется, в моей писанине, ну, вызывает это чувства определенного рода, понимаю, очень хорошо понимаю, сама такая.
Но не надо ж так кричать-то, что это "я, я, я". Мой ЖЖ - не шхуна "Секрет", и я не капитан Грэй.
Я вовсе даже вот Зорг, как можно видеть на фотокарточке.
Прикурить не желаете?

Проглядывая разные ЖЖ, или еще более ryssкий характер, чем...

...проявленный ранее.
А дело-то все в чем?
Одна местная русскоязычная налогоплательщица, владеющая языком, имеющая работу, и вообще женщина интеллектуальная (в "Что? Где? Когда?", по слухам, балуется, и даже выигрывает) посмотрела телепрограмму. А в телепрограмме рассказывается вот о чем: мусульманские иммигранты, получившие отказ в статусе беженца, желая остаться в Лучшей в мире стране (с), принимают христианство, и просят защиты местной церкви. И церковь защищает новообратившихся, куда ей, церкви, деваться? Ведь христиане в мусульманскую страну вернуться уже не могут. Так что статус беженца они-таки получают.
Налогоплательщица (назовем ее для ясности Н.), понятно, очень возмущена: ведь именно она, в числе прочих, вынуждена кормить новообратившихся беглых христиан, а отнюдь не церковь.
И в подтверждение своей правоты - и несостоятельности иммиграционной политики Самой лучшей в мире страны (с), приводит пример иной: некая другая русскоязычная налогоплательщица, назовем ее М., перевезла в страну свою старенькую маму, у которой случился удар. Транспортировка, лечение, содержание - все это налогоплательщица М. оплачивала и собиралась в дальнейшем оплачивать сама. Все, что нужно было старенькой маме - вид на жительство. В котором было отказано, т. к. старенькая мама... согласно закону не считается близкой родственницей своей взрослой дочери.
Пост завершается фразой, что, мол, можно только возмутиться - так как сделать ничего нельзя.

Да, это, конечно, абсурд - ситуация со старенькой мамой. Полный абсурд. В комментариях кипит. И в числе прочего возмущенной налогоплательщице Н. дают вполне резонный, в финском духе, совет: переведи свой пост на финский, и отправь в "Хельсингин саномат"* в качестве "мнения читателя" (этих мнений там каждый день целая полоса - на самые разные темы).
Каков же, вы думаете, ответ возмущенной налогоплательщицы?
А такой, что нету смысла, мол, в газету писать. Мол, сколько раз говорили на эту тему - а воз и ныне там.

Интеллигенция parhaimmillaan**. Кухонька, стопочки, огурчик с кислинкой из эстонского магазина, "Что? Где? Когда?" и это... разговоры. О высоком.

Saatanan perse ja sen kaikki karvat.***

По хорошему, скопировать бы пост, перевести, да отправить со ссылкой - только не в "Хельсингин саномат", а председателю партии Perussuomalaiset****. И заодно депутату горсовета Хельсинки от этой партии Юсси Халла-ахо***** - он, кстати, тоже большой интеллектуал, сотрудник Университета и т. д. То-то они порадуются на национально-сознательных финских русскоязычных налогоплательщиков. Может, даже, предложат вступить в партию в качестве "почетных финнов". И в следующих выборах дадут поучаствовать. Да.

А я, пожалуй, подумаю о своем. У меня тоже есть мама. И папа. И, слава Богу, время на то, чтобы поразмыслить, как можно повлиять на изменение финского законодательства. Потому что это реально. Но, к сожалению, не посредством возмущенных записей в уютном, подзамочном по большей части дневничке.
_____________________________________________________
* - основной печатный орган в Финляндии, более 500 000 подписчиков
** - в лучшем виде (финск.)
*** - чертова задница и вся ее волосня (финск.)
**** - политическая партия популистско-националистического толка. Жестко критикует иммиграционную политику правительства.
***** - скандально-известный муниципальный политик, известен открытой ненавистью к мусульманским беженцам и презрительно-неприязненным отношением к русскоязычным. При этом в совершенстве владеет русским языком
Кулак добра

Истории посудной лавочки (номер не помню, пусть будет без номера)

...Вот ведь какая штука - делаешь ты что-нибудь, делаешь в компании с приятственными во всех отношениях людьми, с которыми у тебя, может, и разные взгляды/вкусы/мысли, но все-таки взаимопонимание существует и развивается, и все хорошо. И вдруг один из этих вот самых приятных людей начинает тебе говорить, обеспокоенно так, не сказать, с тревогой и дрожью в голосе, что вот, мол, да, все заме... но ему вот люди говорят - про тебя говорят - то-то и то-то. Недовольны, в общем, эти неназванные им, но уважаемые люди, твоей деятельностью. И чем дальше, тем больше недовольны, и ты начинаешь нервничать, спрашивать, суетиться, в конце-концов всякая охота к действию у тебя пропадает, и мало-помалу ты становишься в глазах других (да и в собственных) человеком ненадежным, не слишком как бы ответственным и вообще. Засим следует обычно конфликт. И т. д.
Когда некий приятственный во всех отношениях человек однажды, уж лет пять тому, начал заводить со мной такие разговоры, я, в общем, отнеслась серьезно. Поэтому были нервы, вопросы (и довольно искусное ускользание от ответов), суета, молчаливое бездействие и конфликт.
Тогда, впрочем, я поняла одну вещь: иногда ответственность заключается вовсе не в том, чтобы довести дело до конца - а чтобы вовремя прекратить в деле участвовать. Ибо толку не выйдет. Впрочем, где-то я уже об этом писала.
Когда некий другой не менее приятственный во всех отношениях человек завел со мной эти разговоры во второй раз, я довольно грубо заявила, что желающие меня покритиковать могут сделать это прямо, а если они не хотят, то они идут на хуй (да-да, именно на хуй) или делают все сами - лучше, чем я. Уже не помню, чем это закончилось, но, кажется, ничем. Потому и не помню.
А вчерась очередной приятственный во всех отношениях... Ну, вы понимаете. И тут-то до меня, наконец, дошло. Доползло. Доперло по позвоночному столбу. Нету этих неназываемых уважаемых людей. Нету их. Сам он вкладывает в уста их, как ребенок - в уста воображаемого друга, эти слова - потому что сам он, и только он чувствует себя обиженным, обойденным, не приглашенным, невыслушанным, пренебрегаемым, а обижаю, обхожу, не приглашаю, не выслушиваю и пренебрегаю, понятное дело, я.
Ах ты черт. А я и не знала. Я полагала, что если человек что-то надо, хочется, (не)нравится - он сам об этом честно скажет. Как я об этом говорю. Но нет.
Он собирает полк призрачных друзей, жалится им на судьбину и атакует меня их виртуальным авторитетом.
...
Засим предупреждаю: дорогие доброжелатели, бороздящие просторы моего блога, совесть у меня, конечно, есть. Только она у меня гражданская. И потом я сперва, уж простите, буду об общественной пользе заботиться, а потом - об ваших личных амбициях. Да и то - лишь в той степени, в какой их можно употребить на общее благо. А кому не нравится - делайте дела с воображаемыми авторитетными друзьями.
Кулак добра

Проглядывая разные ЖЖ, или ryssкий характер

...накнулась на вопль души одного местнопроживающего понаехавшего.
Вопль о том, что пора бы уже учить финский, иначе и не поймешь, когда ryssой (оскорбительное название русских в Финляндии) обзовут.
И далее мольба: мол, люди добрыя, не подскажете, с чего начать? Где курсы найти? Какую книжку купить? И далее вовсе прекрасное - мол, не тупее же я, чем сомалийцы, они, мол, и то по-фински кое-как разумеют...
А ведь лет пять уже человек тут живет, и при том - в столичном регионе.
PS
Нет, что вы, что вы, я понимаю, Мы в одной известнейшей корпорации работаем-с, сверхурочные, что ни день-с, Нам, работающим-с, в отличие от безработных бездельников на курсы ходить некогда-с, и вообще, Мы тех бездельников на свои налоги содержим-c, поэтому сидеть рядом с ними-с Нам западло-с...
А потом жалуются на расизм и дискриминацию, да.
Кулак добра

О параллельных мирах

Почитала, как людей превращают в психопатов.
И вспомнился мне один случай. Зашла я в магазин, торгующий изделиями из кожи, разнообразными и не слишком дорогими. Адрес, кому интересно, могу дать, но сначала до конца дочитайте.
Зашла, в общем. Роюсь в некондиции (это когда шовчик разошелся или подкладка отпоролась, чинится на раз, а стоит куда дешевле целого).
И вдруг здороваются со мной по-русски. Дама. Лицо знакомое. Встречала я ее нередко на разных светских мероприятиях - всегда разодетую и надушенную. Эффектная, ничего не скажу, дама. В лучших бальзаковских летах. И одевается всегда со вкусом. Я, честно говоря, думала, что она работает где-то на фирме, или в Университете. И точно. На фирме она работает, на этой вот, которая магазин. Продавцом-консультантом. Наверное, какие-то курсы заканчивала, этих курсов для иммигрантов организуют достаточно. Даже я на них одно время собиралась, да мне другие предложили.
И вот хожу я по магазину, примерно так приглядывая какой-нибудь интересный кожан евро за сто (это было до знаменитого кожана, да). А она за мной. И щебечет, щебечет, щебече... И вытаскивает, вытаскивает разные кожаны, причем все евро по пятьсот. А когда я намекаю, что, э, дорого, говорит, что можно ведь расплатиться и кредиткой, да. Но вы, мол, посмотрите, какая кожа! А что кожа? Кожа, как кожа. За пятьсот такую и дурак купит. А умный в собственной походит. А вот еще, мол, за двести. Но интересный же? Нет, думаю я, совсем неинтересный, тем более, за двести, ну ведь объяснила же я ей в самом начале еще, что пальто и курток у меня штук десять, я не основательную вещь-то приглядываю, а так, на сменку, можно сказать, по приколу. А вот еще за триста. Не-е-е-ет!
В общем, еле отмоталась от нее - не знаю, где ее этому учили. С досады в тот же день хватанула дорогущий тренчер. В "Солярке", да. Еще очередь за ним отстояла, бо желающих было много. Русских, в основном. Москвичей. Вот что сервис навязчивый делает. И в магазин этот кожаный с тех пор этот - ни ногой.
Адрес дать кому? Или таки не надо?